Издательство Гранат

Всего в корзине: 0,00 руб. Корзина

О Церкви и России. Проповеди, интервью, размышления

Протоиерей Георгий Митрофанов

620,00 руб.


Выходные данные

ISBN 978-5-906456-49-6
Формат 528 страниц, переплет
Тираж 2000

О книге

Аннотация

В первую часть книги вошли проповеди, произнесенные во время воскресных и праздничных богослужений в храме святых апостолов Петра и Павла за последние три года, а во вторую — интервью и выступления автора в различных аудиториях и средствах массовой информации. Эти тексты объединяют как проблематика, связанная с прошлым и настоящим Русской Православной Церкви и с российской историей ХХ века, так и личность протоиерея Георгия Митрофанова, стремящегося оставаться пастырем Церкви Христовой и тогда, когда он произносит с амвона проповеди, и тогда, когда он в качестве историка Русской Православной Церкви ХХ века и публициста размышляет о проблемах Церкви в России и о самой России.

 

Предисловие

Жанры проповеди, интервью и беседы — слишком разные, чтобы легко соединиться в книгу. Проповедь должна в итоге научить, интервью — продемонстрировать быструю реакцию, беседа — увести на глубину. Мало у кого получается сочетать несочетаемое; чаще всего тексты сбиваются в кучу и плохо пригоняются друг к другу. У знаменитого петербургского историка, мыслителя, публициста протоиерея Георгия Митрофанова получилось, причем блестяще. Не только потому, что голос его всегда звучит ясно, убедительно и строго что с амвона, что с экрана. И даже не только потому, что на всех высказываниях отца Георгия лежит отсвет цельной личности священника. Но прежде всего потому, что в фокусе всегда — Христос, о чем бы ни шел разговор: от веры до политики и от проблем психиатрии до вопросов этики.

Но проповедовать Христа можно тоже по-разному. Романтически и безответственно. Скучно и банально. Сладко и обманчиво. Митрофанов не пугает слушателя ужасами ада и не предлагает ложных утешений, он твердо обещает каждому из нас: христианство не избавит вас от боли, но со Христом — не страшно, потому что в Нем не только явлена любовь, но и сосредоточена высшая справедливость. И мы должны нести в себе Его любовь — и следовать духовной справедливости. Всегда. Во всем. Без деления на «высокое» и «низкое», церковное и бытовое, политическое и религиозное, домашнее и общественное.

Вот отец Георгий и не делит. Он прошивает проповеди, интервью и размышления сквозной бескомпромиссной мыслью: бояться нужно не ошибки, бояться нужно оскорбить Христа неправдой. В проповеди о Рождестве он ставит перед паствой (и читателем) вопрос: почему наша православная традиция глубоко постигла образ Богоматери и как бы пригасила лик Иосифа? Да, из благочестивых побуждений, но семья неполна без Иосифа! Не обижаем ли мы Деву, убирая Иосифа в тень? Не нарушаем ли законы этой самой высшей справедливости? (Проповедь в праздник Рождества Христова, Мф 2:1–12.)

Или — резко сменим тему — следуем ли мы принципам духовной справедливости, обсуждая тему «перевертышей», тех новых прихожан, которые внезапно прозрели в 90-е и сменили кресло в парткоме на место в церковной двадцатке? Одни из нас отказывают им в праве измениться, найти истину после долгих лет блужданий, другие не хотят признать, что для многих, слишком многих, МП РПЦ стала равноценной заменой ЦК КПСС. А Митрофанов предлагает свой подход. Право на смену позиции есть у каждого; права перетаскивать коммунистические навыки в церковную жизнь нет ни у кого. Покаяние не предполагает обязательного биения себя в грудь и посыпания головы пеплом; оно требует от человека пересмотра собственной жизни, готовности переступить через себя — во имя и ради Христа. (Проповедь в 14-ю неделю по Пятидесятнице, притча о брачном пире.)

Собственно, любое выступление отца Георгия так или иначе возвращает нас к проблеме справедливости и теме правды; каждое его суждение — об этом, а не о том, как нужно оставаться в рамках привычной традиции или же, наоборот, подстраиваться под новые теории. У него есть единая точка отсчета, поэтому и в церкви, и под камеры, и в записях на радио, и просто в разговоре с журналистом он готов ответить на любой вопрос. И насчет отношения к смерти, включая право на эвтаназию, и про геев, и про власть, и про настоящее, и про будущее. О чем бы его ни спросили, он ответит, как положено свободному и мыслящему Очерки духовной справедливости христианину. Исходя из представления о правде и духовной справедливости.

Один из главных выводов, который вынесет читатель этой книги: каждый мирянин, священник и монах имеют право (а в некоторых случаях обязанность) занять свою позицию по ключевым проблемам современности, но христианство в целом не имеет и не может иметь политической окраски. Понятно, почему оно не может быть коричневым или красным; со спасением тотальность несовместна. Но долгие десятилетия отец Георгий Митрофанов допускал, что православие бывает «белым». Не в том смысле, в каком мы говорим о «белом духовенстве», но в том, в котором говорили о Белом движении, о его сражении за Святую Русь, за право русской эмиграции сохранять ее великий идеал. Но выяснилось, что и белым христианство не бывает. Потому, во-первых, что оно настолько всеобъемлюще, что ни одной идеологии, ни одной политике его в себя не вместить. И потому, во-вторых, что мечтательность несовместима с трезвостью, без которой нет духовной справедливости.

Переступив через себя, через свои привычки, переменив свой ум и пожертвовав душевным комфортом, отец Георгий Митрофанов отказался от ретроспективной утопии. Автобиографично звучат слова из митрофановского интервью: «Надо внимательно прочесть дневники самого отца Александра Шмемана, чтобы понять, что культурный и духовный феномен русского зарубежья нами в значительной степени преувеличен. Сам отец Александр Шмеман это продемонстрировал тогда, когда, нанеся оставшуюся так и не зажившей рану своему учителю Антону Владимировичу Карташеву, покинул Сергиевский институт, а за ним и отец Иоанн Мейендорф. Александру Шмеману стало ясно, что маленький мирок русского зарубежья, в котором он вырос, так и не стал миром. <…> Этот мир обречен на исчезновение. Или же русские беженцы должны были стать полноценными гражданами тех стран, в которых они жили. А самое главное, избавиться от бредовой идеи Русской Миссии…»

Христианину негде спрятаться, не у кого найти постоянное прибежище — ни у политиков, ни у бизнеса, ни у церковного начальства; ему оставлен только один путь, только одна защита — у Христа и во Христе. Поэтому священник Митрофанов ставит Пост гораздо выше Святок: во время Святок человек расслаблен, он предпочитает прятаться от грустной правды, что Христос пришел в этот мир, но будет миром отвергнут. «Желаю вам после внешнего довольства, а может быть даже — самодовольства святочного периода — терзаний, сомнений, исканий Бога, которые и поведут нас к осмысленному Великому посту». 

И тут возникает последний соблазн проповедника, отрекшегося от любых иллюзий: начать проповедовать мрачность. Отбирать надежду, вталкивать в бездну отчаяния, настраивать на мученичество как единственно достойную цель и единственно возможный путь христианина. И тем самым вовлекать в сладострастие боли. Нет, это неправда; духовная справедливость и православный мазохизм несовместимы: «И когда ты в своих повседневных делах будешь делать выбор в пользу Христа, может быть, тебе и не придется оказаться на месте мученика и делать этот выбор ценой собственной жизни. И чтобы быть свидетелем Христа, нужно будет не погибать, а жить».

Цель проповедей отца Георгия, его интервью и бесед — научить искусству жить и верить. Без малейшего самообмана, политического и религиозного, без каких бы то ни было иллюзий, земных и небесных. Но с любовью и надеждой — во Христе.

Александр Архангельский

 

Содержание

Очерки духовной справедливости

Проповеди

Рождество Христово

Неделя по Рождестве Христовом

Обрезание Господне

Крещение Господне

Сретение Господне

Неделя 12-я по Пятидесятнице, о богатом юноше

Неделя 13-я по Пятидесятнице, притча о злых виноградарях

Неделя 14-я по Пятидесятнице, притча о брачном пире

Неделя 15-я по Пятидесятнице, беседа с фарисеями о главных заповедях

Неделя 16-я по Пятидесятнице, притча о талантах

Неделя 17-я по Пятидесятнице, исцеление дочери хананеянки

Неделя 18-я по Пятидесятнице, о призвании апостолов

Неделя 19-я по Пятидесятнице, о любви к врагам

Неделя 20-я по Пятидесятнице, о богаче и Лазаре

Неделя 21-я по Пятидесятнице, воскрешение сына наинской вдовы

Неделя 22-я по Пятидесятнице, притча о сеятеле

Неделя 23-я по Пятидесятнице, исцеление гадаринского бесноватого

Неделя 24-я по Пятидесятнице, исцеление кровоточивой женщины и воскрешение дочери Иаира

Неделя 25-я по Пятидесятнице, о милосердном самарянине

Неделя 26-я по Пятидесятнице, о неразумном богаче

Неделя 27-я по Пятидесятнице, исцеление согбенной женщины в субботу

Неделя 28-я по Пятидесятнице, притча о званых и избранных

Неделя 29-я по Пятидесятнице, исцеление десяти прокаженных

Неделя 30-я по Пятидесятнице, ответ Христа начальствующему

Неделя 31-я по Пятидесятнице, об исцелении слепого

Неделя 32-я по Пятидесятнице, о Закхее

Неделя о мытаре и фарисее

Неделя о блудном сыне

Неделя мясопустная, о Страшном суде

Неделя сыропустная, Прощеное воскресенье

Неделя 1-я Великого поста

Неделя 2-я Великого поста

Неделя 3-я Великого поста

Неделя 4-я Великого поста

Неделя 5-я Великого поста

Неделя 6-я Великого поста, Вход Господень в Иерусалим

Утреня Страстной пятницы

Неделя 2-я по Пасхе, апостола Фомы

Неделя 3-я по Пасхе, жен-мироносиц

Неделя 4-я по Пасхе, о расслабленном

Неделя 5-я по Пасхе, о самарянке

Неделя 6-я по Пасхе, о слепом

Вознесение Господне

Неделя 7-я по Пасхе, святых отцов I Вселенского Собора

День Святой Троицы

Интервью, размышления

КГБ, ЛГБТ и русский апокалипсис

Мы упустили созидание нашей Церкви

Выгоревшие священники вызывают во мне уважение

Какую Церковь мы сегодня выбираем

Наш народ попытался совершить самоубийство

Большевики убивали переименованиями

Почему мы хотим повторить войну?

Правда о нас, сказанная не нами

Крик души о беспамятстве поколения

Почитания новомучеников в России не сложилось. А мы гордимся тем, чего надо стыдиться

Антон Владимирович Карташев

Отзывы читателей

Пока нет ни одного отзыва об этом издании - написать первый отзыв.